?

Log in

No account? Create an account

April 24th, 2019

23 апреля 2019

В Латвии Конституционный суд окончательно запретил школьникам учиться по-русски

В Латвии Конституционный суд 23 апреля в буквальном смысле вынес приговор всем русскоязычным школам. Отныне занятия в них будут вестись только на латышском языке. Причем, даже в частных учебных заведениях. С решением властей категорически не согласны прежде всего русскоговорящие граждане Латвии, а таких в стране более 40%.

Решение суда окончательное и не подлежит оспариванию. Это значит, что с нового учебного года все школы без исключения, на данный момент это касается и частных русских школ, принудительно переводят на латышский язык. Только в младших классах пока будет разрешено 50 процентов уроков проводить на другом языке.

"Это решение – плевок в лицо русским Латвии. Это подтверждение стратегической задачи взятой правящей элитой на полную зачистку Латвии от русских школ, а значит от русского языка и русской культуры", – подчеркивает сопредседатель партии "Русский союз Латвии" Татьяна Жданюк.

Массовые митинги, шествия. В Риге собирались до 10 тысяч человек в защиту русских школ. Власть привыкла их не замечать.

– Руки прочь от русских школ!

От лица русскоязычных Латвии, а это 40 процентов от всего населения, иск в Конституционный суд подавала партия "Согласие", победившая, кстати, на прошлых выборах в сейм. Но, видимо, ее политическое влияние не идет ни в какое сравнение с могуществом тех, кто хотел поскорее лишить русских детей права обучаться на родном языке.

В Риге – единственная школа в Латвии, где на фасадной табличке есть надпись на русском языке. Закон это позволяет, но русский шрифт должен быть меньше латышского.

Школа билингвальная, значит, ребенок получает часть знаний на русском, часть на латышском. Впрочем, выпускные экзамены еще в 2012 году обязали сдавать на единственном государственном языке, что, понятно, уменьшило количество русской молодежи в ВУЗах.

"И это низводит русскую молодежь на самый низ социальной лестницы. Русскую школу в Латвии, хотя она существует 230 лет, стали душить власти", – комментирует учредитель Рижской частной общеобразовательной школы "Эврика" Яков Плинер.

"Тяжелее учить ту же математику, физику на латышском языке. Потому что и так не понятно, а тут еще на другом языке", – поясняет 11-классник Никита Черепанов.

Насильственное насаждение латышского, увещевают в правительстве, в конечном счете обернется благом. Тогда у всех после учебы будут равные возможности при трудоустройстве. Но пока это лишь эксперимент над детской психикой. Ребенок сильнее устает, тратит на выполнение заданий втрое-вчетверо больше времени.

Есть и другой аспект. Пока неотвязно насаждается латышский в русских школах, сами латвийцы, собственно, носители языка, учат немецкий и английский и уезжают из страны, которая не может предложить такой же уровень жизни, как в Западной Европе.

[reposted post] ГДР по цене бутерброда

31 августа 1990 года Восточная и Западная Германия подписали договор об объединении юридических и политических систем. Длившееся много десятков лет деление страны на ГДР и ФРГ приближалось к концу. Никто еще не знал, что восточные земли достанутся западным немцам буквально даром – на пару порядков дешевле, чем те рассчитывали.

(с)???

Планы по воссоединению Германии строились еще с 1950-х. Но, так уж сложилось исторически, ни один из них так и не был реализован. СССР был готов поступиться своими интересами только в том случае, если объединенная Германия стала бы нейтральной страной. Западные же партнеры были не готовы пожертвовать удобным военным плацдармом и своими базами. И вся эта история тянулась до 1989 года, когда первый и последний президент СССР Михаил Горбачев и канцлер ФРГ Гельмут Коль подписали таки соглашение о намерении слить немецкие земли воедино.

К августу 1990-го процесс, как говаривал Михаил Сергеевич, пошел. Причем пошел полным ходом: в ГДР при полном попустительстве со стороны СССР произошла, как бы мы сказали сегодня, цветная революция. У власти оказались вчерашние оппозиционеры и младореформаторы, принявшие курс на как можно более скорое слияние двух немецких республик, причем слияние любой ценой. Договора и соглашения, ведущие к этому результату, подписывались с пулеметной скоростью. Такие мелочи, как различия в социальной политике, сложившиеся внутренние экономические связи предприятий, и уж, тем более, значительная разница в менталитете восточных и западных немцев в расчет не принимались. Все рвались скорее на Запад, в вожделенное царство частного капитала и предпринимательства. Это несколько лет спустя бывшие граждане бывшего ГДР поймут, что произошло в итоге не объединение юридических и политических систем, а поглощение их страны. Что они сами – не долгожданные братья, вернувшиеся домой, а презренные «осси» - «восточники», немцы второго сорта. Пока же все было очень романтично, все ждали лучшего, так что через месяц с небольшим, 3 октября 1990 года, ГДР прекратила свое существование.

А что же имуществом СССР на территории Германии? Недвижимость, промышленные предприятия, научные институты, военная инфраструктура, - в ГДР были вложены фантастические даже по тем временам средства! Это все, разумеется, необходимо было обсчитать перед передачей новым хозяевам и получить компенсацию.

Собственно, говоря о возможном воссоединении Германии, всегда обсуждали «отступные», которые Советский Союз должен получить непременно. Суммы рассматривались разные. При канцлере ФРГ Эрхарде называлась сумма в 124 миллиарда западногерманских марок, в начале 1980-х годов — 100 миллиардов. Однако в 1990-м году ГДР внезапно подешевела. Бывший посол СССР в ФРГ Валентин Фалин вспоминал: «Я сказал Горбачеву: У нас все возможности, чтобы добиться для Германии статуса безъядерной территории и не допустить расширения НАТО на восток. По опросам, 74 % населения нас поддержит. Он: Боюсь, поезд уже ушел. На деле он им сказал: Дайте нам 4,5 миллиарда марок накормить людей. И всё. Даже не списал долги Советского Союза обеим Германиям, хотя одно наше имущество в ГДР стоило под триллион!»

Между тем, шанс получить «отступные» сполна был более чем реальным. Запад был готов расплатиться за уход СССР из стратегически важной точки в самом сердце Европы. «Если бы Горбачев сказал: дайте нам сотню миллиардов, и получите ГДР, - мы так бы и сделали, - рассказал как-то раз в интервью бывший канцлер Германии Гельмут Коль. - Что такое сто миллиардов за Восточные земли при их годовом бюджете в пятьсот миллиардов? Да ГДР нам досталась по цене бутерброда!»

Конечно, хотелось бы задать вопрос, - отчего Горбачев запросил так мало? И вообще, почему он так торопился избавиться от восточной Германии? Но чуть больше чем через год не стало самого СССР, так что все эти неудобные вопросы оказались похоронены под обломками великой державы.